trudovayatyumen (trudovayatyumen) wrote,
trudovayatyumen
trudovayatyumen

Служить Родине – великое дело - №18 (1088)

Служить Родине великое дело

     Я, бывший сержант Советской Армии. Служил в инженерных войсках в г. Гродно (БССР) в инженерно-технической роте в отдельном батальоне в 1965-1968 годах. Призывался с ЯНАО Тазовским РВК. Первый год служил сапером, а потом механиком-водителем МТУ (мосто-танковый укладчик) и закончил служить в должности командира МТУ и отделения. За три года службы в этих войсках у меня остались самые наилучшие воспоминания. Сказали бы мне: иди служи, – не задумываясь с охотой пошел бы именно в эти войска.
      Про традиции, дедовщину скажу так: были, но для тех, кто в течение дня огрызался, не хотел выполнять приказы, уклонялся от работы, грубил, сачковал, одним словом, не хотел служить и выполнять служебные обязанности. После окончания дня для этого разгильдяя совет старослужащих выносил приговор – воин получал 5 или 6 ударов пряжкой ремня по мягкому месту и далее находился под наблюдением. Постепенно солдат исправлялся, и так шла своим чередом служба. До мордобития не доходило.
      Служить первый год было очень тяжело. Ранний подъем в 6.30, физзарядка, 3 км пробежка. После кросса в кирзовых сапогах ноги болели ужасно, портянки в сапоге собьются, а бежать надо со всеми и не отставать. И так каждый день, кроме выходных. Поскольку я был в отделении саперов, приходилось учиться минировать и разминировать, а каждая противотанковая мина весила 9 кг – это не лягушки ставить (противопехотные мины). Я местность тщательно проверял миноискателями, мы разминировали подходы (условно-учебные мины). За это мы были представлены к правительственным наградам и плюс отдых, ошибок не было, добросовестно выполняли поставленную задачу перед Родиной. Когда мне оставалось дослужить еще 1,5 года, я продолжал заниматься в свободное время спортом, качал тело, особенно мышцы рук.
      Меня пригласили в спортивный клуб, тренер предложил мне борьбу, я выбрал вольную и началось. С утра до позднего вечера я отрабатывал приемы. С ротой я уже не бегал, а занимался индивидуально по своей программе. Но 3 км я обязательно бегал, но не в сапогах, а в кедах и спортивном костюме, мне разрешили такую форму.
      Марш-броски у нас в роте частенько были на 10 км. Снаряжение было: кирзовые сапоги, шинель в скатке через плечо, подсумок с магазинами, автомат АКМ на груди, вещмешок. Время засчитывалось по последнему солдату, мы делали так: выносливый у слабых забирал скатку, подсумок, а я забирал автомат. Слабый бежал налегке, перед финишем получал снаряжение обратно. Нам за это был разгон от командира, но у нас была отговорка – сам погибай, а друга-воина спасай, и все сходило с рук. Мы равнялись на старослужащих, откуда у них такая выносливость. И вот настал момент – военные спортсмены по вольной борьбе в городе проводили соревнование, я с волнением ждал своего выхода на ковер.
      Когда пригласили на борцовский ковер, передо мной стоял молодой кавказец, играя мышцами. Давай он перед мной скакать туда-сюда, как обезьяна. Как сейчас помню, я поймал его левую руку и резко бросил его. В общем, победил его вчистую. Потом было еще две схватки. Занял я в своем весе первое место. Служба моя пошла как по маслу. Были еще соревнования в Минске, за честь дивизии боролся. Меня в батальоне зауважали, считались, но пошла обработка со стороны командира батальона склонить меня служить на сверхсрочную. Я до сих пор жалею, почему я не остался, мои ребята остались служить, уехали потом в Чехословакию. И дослужились, наверное, до пенсии.
      И вот настало время мне ехать домой. Пригласили в штаб, где задали мне вопрос – не передумал ли я остаться служить. Я ответил отрицательно. Но встал вопрос, как мне выписать проездные и куда. Я указал поселок Тазовский, но там нет железной дороги. С трудом выписали проездные до станции Лабытнанги через ст. Сейда, дали денег на дорогу. С трудом добрался до Яр-Сале Ямальского района. Устроиться на работу было непросто, сначала отработал матросом на катере, взяли так как хорошо разбирался в дизелях. Потом служил в милиции. В средней школе организовал кружок вольной борьбы. В районном клубе проводил показательные выступления и турниры по вольной борьбе. На Ямале проехал на оленьих упряжках до Карских ворот и Белого острова. Морозы тогда стояли минус 45-50 и выше, но я выжил. Спать приходилось иногда прямо на снегу – называлось это курагачий чум.
      В 1972 году меня перевели в Пуровский РОВД в Тарко-Сале на должность дежурного милиционера. Закончил Высшую школу милиции. Служил в уголовном розыске и хочу подчеркнуть, что за время службы ни одного нераскрытого преступления у меня не было. Увлекся парашютным спортом. Ходил по школам, отбирал учеников, у кого с дисциплиной и успеваемостью были проблемы и обучал их прыгать с парашютом. Спасибо, помогали райисполком и райком комсомола. Сразу же снизилась преступность, ученики стали лучше учиться и реже нарушать порядок. После окончания школы многие ребята из клуба парашютистов ушли служить в ВДВ. Это было незабываемое время. Я понял, насколько важно привлекать молодых к чему-то полезному, хорошему делу. Не то что сейчас творится – никакого внимания, чиновники сами по себе, кормятся – а остальное их не интересует.
      Я обращаюсь к молодежи. Уже наступило лето – пора походов, туризма, занятия спортом. Так займитесь этим, не ждите, пока чиновники или родители что-то для вас организуют. И не бойтесь идти в армию – это школа мужества и гражданской ответственности. Защищать Родину – это великое дело.

Ю. Эйхман, г. Тюмень,
майор милиции в отставке
Tags: Эйхман, советская армия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments